Preview

Генетика и разведение животных

Расширенный поиск

Журнал "Генетика и разведение животныхпредставляет собой эффективный профессионально-ориентированный информационный ресурс, предназначенный для публикации результатов новейших исследований в области генетики и разведения животных.

Основная цель журнала — освещение новейших результатов научных и научно-практических исследований отечественных и зарубежных ученых по современным проблемам фундаментальной и прикладной генетики животных, а также по всем задачам селекции и разведения сельскохозяйственных животных, решение которых способствует оптимальной реализации их генетического потенциала.

В журнале регулярно публикуются аналитические обзоры, освещающие современное состояние экспериментальных и клинических исследований в области генетики и разведения животных. Большая часть публикуемых статей представляет собой результаты конкретных генетических и биологических исследований. Часть статей посвящена исследованиям по профилактике и лечению болезней, организации полноценного и сбалансированного кормления животных. В журнале также публикуется описание актуальных селекционных технологий, ориентированных на практическое внедрение, либо активно используемых в повседневной практике, освещаются новости из жизни профессионального сообщества (информация о планируемых и состоявшихся научно-практических конференциях и семинарах, об образовательных программах, памятных датах и юбилеях видных специалистов).

Текущий выпуск

Доступ открыт Открытый доступ  Доступ закрыт Только для подписчиков
№ 1 (2021)

ФИЗИОЛОГИЯ 

3-8 36
Аннотация

Цель: изучение степени созревания и состояния хромосом в зрелых и стареющих ооцитах коров, созревающих в однофазной (1-фазной) и двухфазных (2-фазных) системах культивирования, а также оценка влияния эндогенного прогестерона на завершающем этапе созревания на данные показатели. 
Материалы и методы. В данной работе проведено сравнительное исследование ядерного созревания и аномального изменения хромосом на стадии MII в ооцитах коров, созревающих в 1-фазной и различных 2-фазных системах IVM (in vitro maturation, созревание in vitro). Кроме того, впервые изучено влияние исследуемых условий на качество хромосом в процессе последующего старения зрелых яйцеклеток. При использовании 1-фазной системы IVM ооцит-кумулюсные комплексы (ОКК) культивировали в течение 24 ч в среде ТС-199, которая содержала 10% фетальную бычью сыворотку (ФБС), 10 мгк/мл фолликулостимулирующего (ФСГ) и 10 мкг/мл лютеинизирующего (ЛГ) гормонов. В 2-фазной системе ооциты созревали в тех же условиях в течение первых 16 ч, а затем в новой среде (ТС-199, содержащей 10% ФБС (контроль), или в этой же среде, дополненной 50 нг/мл прогестерона) в течение оставшихся 8 ч. После созревания в 1-фазной и 2-фазной системах часть ОКК переносили в среду старения (ТС-199, содержащую 10% ФБС) и дополнительно культивировали еще 24 часа. Состояние ядерного материала (стадия мейоза и аномальные изменения MII-хромосом) в зрелых и стареющих ооцитах оценивали с помощью цитогенетического анализа. 
Результаты. Доля созревших ооцитов, находящихся на стадии MII мейоза через 24 ч созревания была сходной после 1-фазного и 2-фазного IVM и составила 82,7–86,3%. Кроме того, не выявлено влияния системы культивирования на долю MII-ооцитов с аномальными изменениями хромосом. Для 1-фазного культивирования данный показатель непосредственно после завершения периода IVM составил 32,2±0,5% и для 2-фазного 38,5±4,0%. При последующем старении ооцитов он возрастал до 56,9±2,9 и 68,4±3,0% соответственно. Эндогенный прогестерон в среде IVM (в течение последних 8 ч) также не влиял на степень завершения ядерного созревания, но снижал долю ооцитов с аномальными изменениями хромосом: после IVM как по сравнению с контролем, так и по сравнению с 1-фазным протоколом; после 24-часового пролонгированного культивирования по сравнению с контролем (P<0,05). 
Заключение. Полученные данные позволяют сделать вывод, что двухфазная система созревания ооцитов коров может применяться как альтернатива общепринятому протоколу IVM, и что прогестерон во второй фазе IVM обусловливает повышение качества яйцеклеток и их устойчивость к возрастным трансформациям.

9-16 27
Аннотация

Цель: оценка сопряженности щелочной фосфатазы сыворотки крови с живой массой и интенсивностью роста баранчиков в молочный и послемолочный периоды выращивания.
Материалы и методы. Проведено исследование показателей активности щелочной фосфатазы сыворотки у 74 баранчиков в возрасте одного и пяти месяцев в связи с интенсивностью роста и особенностями обмена веществ. Все баранчики родились в одно время и выращивались до шести месяцев в сходных условиях кормления и содержания. Для изучения динамики изменения живой массы молодняка ежемесячно проводили индивидуальное взвешивание с точностью до 0,1 кг. По результатам взвешивания рассчитывали абсолютный, относительный и среднесуточный приросты живой массы и разделили животных на три группы. Анализ сыворотки на содержание изучаемых показателей выполняли методом фотометрии с помощью соответствующих наборов реагентов фирмы «ВиталДиагностикс СПб».
Результаты. За период наблюдений средний прирост живой массы баранчиков составил 21,14 кг или 136,75 г в сутки. В месячном возрасте активность щелочной фосфатазы составляла 188,61±9,50 Е/л, а в пять месяцев — 100,01±3,58 или на 47% (Р<0,001) ниже. Установлено, что активность фермента в подсосный период была положительно связана с живой массой и интенсивностью роста (r=0,35 и 0,49), а после отъема от матерей — отрицательно (r=-0,46 и -0,46, соответственно). У месячных баранчиков при переходе из группы с меньшей продуктивностью в большую активность щелочной фосфатазы последовательно увеличивалась — 160,5 — 191,4 — 214,9, а у пятимесячных, наоборот, снижалась — 121,0 — 98,1 — 80,2 Е/л. В месячном возрасте увеличение интенсивности роста сопровождалось повышением в сыворотке крови баранчиков значений гамма-глутамилтранспептидазы, глюкозы, кальция и фосфора и снижением уровня мочевины и холестерина. В пятимесячном возрасте как сам перечень связей, так и их вектор изменились. В сыворотке быстрорастущих животных были выше коэффициент де Ритиса и гамма-глутамилтранспептидаза, но ниже активность лактатдегидрогеназы и креатинфосфокиназы.
Заключение. Наличие корреляции между щелочной фосфатазой и ростом позволяет уже на ранних стадиях онтогенеза использовать щелочную фосфатазу в зоотехнической практике и селекционной работе в качестве дополнительного критерия потенциала роста баранчиков до шести месяцев. Однако изменение характера связи с плюса на минус предполагает дифференцированный подход в использовании данного показателя с учетом возраста баранчиков.

17-22 26
Аннотация

Цель: анализ вариабельности сердечного ритма (ВСР) у коров джерсейской породы с разным вегетативным статусом.
Материалы и методы. Показатели электрокардиограммы (ЭКГ) и ВСР изучали на коровах джерсейской породы (n=103). Для анализа и снятия ЭКГ у исследуемых животных использовали программу «CONAN–4.5» в системе фронтальных отведений по методике П. М. Рощевского. Клинические методы исследования проводились по методикам клинического осмотра животных Б. В. Уша и включали в себя — осмотр, пальпацию, перкуссию и аускультацию сердечной области.
Результаты. Среди всего исследуемого массива животных наибольшее количество составили симпатикотоники — 50,5%, нормотоников — 24,3%, гиперсимпатикотоников — 16,5%. Наименьшее количество — ваготоники — 8,7%. Для ваготоников индекс дыхательной модуляции (ИДМ) составил 8,16±0,02%, индекс симпатоадреналовой системы — 43±0,1%, а индекс медленноволновой аритмии — 0,8±0,1%. У данной группы коров парасимпатический (ПО) преобладает над симпатическим отделом (СО) вегетативной нервной системы. Для нормотоников значение ИДМ составило 4,14±0,03%, ИСАС — 96±0,2%, а ИМА — 2,5±0,2%. Данная группа характеризуется равновесным состоянием между СО и ПО ВНС. ИДМ для симпатикотоников составил 2,78±0,03%, ИСАС — 195±0,2%, а ИМА — 8,2±0,1%. Симпатикотоники характеризуются преобладанием СО ВНС над ПО. ИДМ для гиперсимпатикотоников составил 1,34±0,02%, ИСАС — 588±0,1%, а ИМА — 11,4±0,3%. Гиперсимпатикотоники характеризуются преобладанием сверхсимпатического отдела вегетативной системы над парасимпатическим.
Заключение. Разделение всего массива на подгруппы на основе вегетативного статуса животных проводилось на основе показателей индекса напряжения регуляторных систем. Для подтверждения корректности разделения исследуемого массива животных на подгруппы проведена статистическая обработка и построена классификационная матрица. Также для подтверждения классификационной матрицы разделения проведена дополнительная статистическая обработка материала различий между полученными группами по квадрату расстояния Махалонобиса D2. В ходе дальнейшей регистрации и математического анализа вариабельности сердечного ритма крупного рогатого скота (коров джерсейской породы) с помощью современной комплексной электрофизиологической лаборатории «CONAN-4.5» установлены особенности показателей индексов А. Я. Каплана.

ВОСПРОИЗВОДСТВО 

23-28 28
Аннотация

Цель: определение особенностей поведения и течения родов у самок (важенок) северных домашних оленей эвенской породы Республики Саха (Якутия) в зависимости от природно-климатической зоны разведения.
Материалы и методы. Исследования течения отела важенок северных домашних оленей проводились с апреля по июнь в оленеводческих стадах горно-таежной (ФГУП «Ючюгейское») и тундровой зон (СХПЗК «Таба-Яна») Республики Саха (Якутия) в условиях кочевого ведения северного домашнего оленеводства с 2013-2018 гг. При исследовании использован метод наблюдения с регистрацией двигательной активности животных и деятельности отдельных органов в определенной жизненной обстановке. 
Результаты. Для фиксации некоторых закономерностей и видовых особенностей родового процесса выделено 8 основных элементарных поведенческих реакций важенок, затрачиваемые важенками северных домашних оленей за сутки перед родами: ходьба, прием корма, жвачка, отдых стоя, отдых лежа, сон, мочеиспускание (сколько раз / общее время), дефекация (сколько раз / общее время). Также отмечены 4 поведенческие реакции в день отела: время выведения плода, облизывание теленка, время вставания теленка на ноги после родов, первый прием теленком молозива после рождения. По каждому параметру получены данные, отраженные в табличном формате.
Заключение. Установлено, что степень адаптации северных домашних оленей к суровым условиям существования в разных природно-климатических зонах Республики Саха (Якутия) очень высокая, что проявляется в незначительной разнице продолжительности родового процесса и поведенческих реакций у важенок горно-таежной и тундровой зон разведения.

29-36 24
Аннотация

Цель: изучение морфометрических показателей абсолютных величин линейных и весовых размеров тела, удельной скорости роста и относительного (аллометрического) роста куриных эмбрионов яичного кросса «Ломанн Браун» на разных стадиях эмбриогенеза. 
Материалы и методы. С помощью морфометрических методов проведена оценка абсолютных величин линейных и весовых размеров тела куриных эмбрионов. По формуле И. И. Шмальгаузена и С. Броди рассчитывалась удельная скорость роста длины и массы тела куриных эмбрионов, по формуле простой аллометрии — относительный (аллометрический) рост длины тела от массы тела. 
Результаты. На всем протяжении эмбриогенеза наблюдается две критические фазы роста и развития эмбрионов кур кросса «Ломанн Браун». Это проявляется в увеличении удельной скорости роста длины тела эмбриона на 5-е сутки позднезародышевой стадии, 8-е, 10-е, 12-е сутки раннеплодной стадии и в удельной скорости роста массы тела — на 6-е сутки позднезародышевой стадии, 10-е и 12-е сутки раннеплодной стадии. На всех стадиях развития эмбрионов отмечается отрицательная аллометрия относительной скорости роста длины тела эмбрионов, за исключением 14-х суток среднеплодной стадии, где наблюдалась отрицательная изометрия (b=-1,000). Более высокие значения степенного коэффициента, характеризующие медленный рост эмбрионов в длину по отношению к их массе тела, отмечались в позднезародышевую стадию на 5-6-е сутки (b=0,913-0,995), в раннеплодную — на 10-е (b=0,960) и 12-е сутки (b=0,928), в среднеплодную — на 13-е (b=0,821) и 15-е сутки (b=0,981) и в позднеплодную — на 20-е сутки (b=0,836).
Заключение. Новые знания, получаемые в результате данного рода исследований, могут быть применены не только в научных исследованиях, но и в птицеводстве для оценки влияния предынкубационной обработки яиц на развитие эмбрионов и эмбриональной смертности на различных стадиях эмбриогенеза, в определении нормального и аномального развития эмбрионов, а также в оценке влияния других факторов инкубации на развитие эмбрионов, выводимость яиц и сохранность птицы.

37-43 26
Аннотация

Цель: оценка возможности применения ультрасонографии для раннего прогнозирования ответной реакции функциональной активности яичников на введение некоторых гормональных препаратов при ET.
Материалы и методы. Исследование проводили на 42 коровах различных пород (голштинская, чернопестрая и айрширская) — потенциальных донорах яйцеклеток и эмбрионов в нескольких хозяйствах различных организационно-правовых форм собственности Саратовской и Волгоградской областей РФ. Коровы-доноры отобраны с учетом анамнестических данных. Для оценки полноценной реакции яичников на проведение стимуляции суперовуляции произвели два эксперимента: первый опыт — на 10 сутки полового цикла ввели 9-ти животным фоллитропин по разработанной схеме, а 7-ми животным — «Плюсет», и второй опыт — на 11 сутки полового цикла 8-ми животным инъецировали фоллитропин, а 6-ти коровам — «Плюсет» по 4-х дневной схеме. Синхронизацию эструса проводили по общепринятой схеме. Для морфологического исследования у коров-доноров извлекали яичники и изучали их физические характеристики, такие как объем, масса, толщина, ширина, длину гонад, размеры желтых тел и фолликулов. Для более детального исследования проводили ультрасонографию с помощью переносного сканера Mindray DP 10 vet с прямолинейным ректальным датчиком 7.5 MHz на 10-11 (до введения препарата) и нулевой (после введения фолликулостимулирующего гормонального препарата) дни полового цикла. 
Результаты. Средний показатель объема яичников до введения препаратов на 10 день полового цикла составил 11,103±2,275 см 3 , объема желтых тел — 7,122±3,435 см 3 . Средний показатель объема желтого тела к яичнику составил 48,7±1,3%. Уровень реакции суперовуляции зависел от качества желтого тела в середине L-фазы в момент, предшествующий началу гонадотропной стимуляции у коров-доноров. 
Заключение. На основании полученных данных можно сделать вывод, что визуальный анализ сонограмм является приемлемым методом прогнозирования пригодности коров-доноров до начала обработки животного гонадотропными препаратами и может использоваться в качестве критерия отбора животных в группу потенциальных доноров. С помощью ультразвуковой эхографии получены актуальные данные, отражающие морфологическое и функциональное состояние яичников коров.

РАЗВЕДЕНИЕ ЖИВОТНЫХ 

44-52 31
Аннотация

Цель: изучение фенотипических показателей фертильности, молочной продуктивности и выживаемости (жизнеспособности) одних и тех же коров на протяжении всей их жизни в стаде (от рождения до 4-го отела) в зависимости от возраста первого отела для лучшего понимания факторов, способствующих повышению продуктивного долголетия коров.
Материалы и методы. Исследования проводили в коммерческом стаде с голштинским поголовьем, находящимся в Центральном регионе Российской Федерации. Для анализа использовали данные коров (выбывших и живых) одного года рождения (2014), которые родились, росли, отелились и достигли 4-го отела (2019) в одних условиях. Сформированная база данных содержала полную информацию о животном на протяжении всей его жизни в стаде (n=842). В зависимости от фактического возраста первого отела (26 мес.), отражающего темпы роста, коровы были сгруппированы в группы: менее 23 мес., 23–25 мес., 26–29 мес. и более 30 мес. В каждой группе изучали: (1) репродуктивные показатели телок (кратность осеменения, возраст первого осеменения); (2) репродуктивные показатели коров (кратность осеменения, число дней от отела до первого осеменения, число дней от первого до последнего осеменения, частота зачатия при первом осеменении, сервис-период); (3) удой за 305 дней первой, второй и третьей лактаций; (4) пожизненную продуктивность; (5) индекс долголетия (доля дней, потраченная на производство молока); (6) Выживаемость (доля коров, доживших от 1 отела до второго, третьего и четвертого, соответственно).
Результаты. Коровы со средним возрастом первого отела 22,1 (<23 мес.) и 23,7 (23–25 мес.) месяца в период выращивания при минимальном интервале от первого до плодотворного осеменения (68 дней) имели высокий процент стельных от 1 осеменения ≥84%. Показатели выживаемости от 1 до 2 отела составляли от 82,7% до 83,1%, до 3 отела — от 55,3% до 62,7%, до 4 отела от 6,0% до 11,9%, соответственно. Оптимальные интервалы между осеменениями позволили закончить 3 лактацию, в целом, 73% коров, и 45% ещё были живы и производили молоко. За 3 лактации (за 305 дней) они произвели от 17280 до 17805 кг молока. На что было потрачено от 45% до 48% продуктивной жизни. Коровы со средним возрастом первого отела 26,9 (26–29 мес.) и 32,5 (≤30 мес.) месяца в период выращивания имели низкий коэффициент зачатия 44% и 5%, длинные интервалы между осеменениями (от 113 до 219 дней). В лактациях наблюдалась тенденция роста средних значений интервалов: от отела до первого осеменения (в 1 лактации — от 85 до 88 дней, во 2 лактации — от 82 до 83 дней), от первого до плодотворного (в 1 лактации — от 117 до 122 дней, во 2 лактации от 88 до 92 дней), что приводило к удлинению сервис-периода (в 1 лактации — от 156 до 164 дней, во 2 лактации — от 125 до 140 дней). Такие коровы имели самую низкую плодовитость, коэффициент выживаемости, а следовательно, короткую продуктивную жизнь. 
Заключение. Коровы с возрастом первого отела ≤25 месяцев, не имеющие серьезных проблем в период выращивания, отличались лучшими показателями по воспроизводству и продуктивности. Они быстрее достигали третьей лактации и заканчивали её, произведя наибольшее количество молока, на что тратилось от 45 до 48% продуктивной жизни. 

53-60 22
Аннотация

Цель: выявление динамики приростов массы туши и массы мышечной ткани в туше, а также динамики затрат кормов на прирост у чистопородного, двухпородного и трехпородного молодняка свиней и установление степени влияния отцовской породы при скрещивании на рентабельность получения прироста массы туши в ходе откорма животных от живой массы 100 кг до 125 кг. 
Материалы и методы: Для исследования использован метод регрессионного анализа, исходным материалом для которого послужили данные контрольного откорма и последующего забоя потомков от чистопородного разведения разводимых в Республике Беларусь пород свиней белорусская крупная белая (БКБ), белорусская мясная (БМ), двухпородного скрещивания с их использованием и трехпородного скрещивания с использованием на первом этапе вышеназванных пород, а на финальном этапе — хряков пород (ЭБ) эстонская беконная, йоркшир немецкой (НЙ) и канадской (КЙ) селекции, ландрас немецкой (НЛ) и канадской (КЛ) селекции, а также дюрок белорусской (БД), немецкой (НД) и канадской (КД) селекции. Определены затраты кормовых единиц, рассчитана выручка от реализации прироста туши и определен уровень рентабельности либо убыточности его получения при откорме молодняка.
Результаты. Установлено, что откорм чистопородных животных БКБ, двухпородного молодняка БКБ х БМ и трехпородного молодняка с использованием на финальном этапе скрещивания эстонской беконной породы до живой массы свыше 100 кг не рентабелен из-за сниженного уровня мясных качеств при повышенном расходе кормов на прирост. Откорм молодняка белорусской мясной породы и трехпородных помесей с использованием на заключительном этапе скрещивания породы ландрас немецкой и канадской селекции рентабелен только до живой массы 105 кг при уровне рентабельности 2,5%, 6,7% и 7,1%, соответственно. Откорм трехпородного молодняка от финальной породы йоркшир немецкой и канадской селекции рентабелен до живой массы 105 кг при рентабельности 10,3% и 11,0% и до 110 кг при рентабельности 1,9% и 2,8%. Применение на финальном этапе трехпородного скрещивания породы дюрок оказалось наиболее эффективным. При этом белорусский тип дюрока обеспечивает рентабельный откорм молодняка до живой массы 110 кг, что дает возможность от каждой головы дополнительно получить 8,48 кг массы туши и 5,38 кг мышечной ткани, а использование хряков породы дюрок канадской и немецкой селекции обеспечивает рентабельный откорм молодняка до живой массы 115 кг и дает возможность дополнительно получить от каждой головы по 13,11 и 12,84 кг массы туши и по 8,16 и 8,13 кг мышечной ткани в сравнении с забоем при живой массе 100 кг.
Заключение. При анализе полученных данных установлено, что в ходе заключительного откорма процессы увеличения массы туши, а также массы мышечной ткани в ней у животных разных породных сочетаний протекали с различной интенсивностью, что отразилось на эффективности производства продукции свиноводства.

61-66 40
Аннотация

Цель: установить влияние признака «малый диаметр яйца» на живую массу и воспроизводительные качества кур мясных кроссов и перепелок мясных пород. 
Материалы и методы. Отбор проводился по яйценоскости, массе яиц и дополнительно по среднему малому диаметру 5 яиц на величину ≥0,5σ от средней по стаду, при этом оценку по признаку «малый диаметр яйца» проводили у кур в возрасте 238 дней жизни, перепелов — 70 дней жизни. Рассчитывали средний показатель для каждой самки и средний по стаду. Для дальнейшего воспроизводства отбирали кур, несущих яйца с малым диаметром яйца ≥0,5σ от средней по стаду. Исследования проведены в СибНИИП на перепелах и на курах. 
Результаты. В начальный период яйцекладки индивидуальная изменчивость малого диаметра яйца — более 10% (в дальнейшем показатель снижался). Выявлена тесная корреляционная связь малого диаметра яйца в первой половине яйцекладки с таковым в конце периода эксплуатации птицы. Установлено, что большой диаметр яйца имеет положительную достоверную связь с живой массой, но отрицательную с яйценоскостью. Зафиксирована достоверная корреляционная связь малого диаметра яйца с живой массой в 42-дневном возрасте, а также с выводимостью яиц. Коэффициенты наследуемости малого диаметра яйца сопоставимы с коэффициентами наследуемости массы яиц и значительно превышают таковые для большого диаметра яйца. Отбор по малому диаметру яйца на ≥0,5σ от средней по стаду привел к тому, что куры-потомки опытных групп достоверно превосходили сверстниц по живой массе в линии СБ8 на 1,57%, в линии Г8 — на 1,35%. Превосходство по живой массе перепелок опытных групп было более выраженным, чем у кур: у породы фараон — на 4,15%, у породы техасский белый — на 4,22%. В отношении выводимости яиц прослеживалась аналогичная тенденция. Выводимость яиц у перепелов опытных групп была больше на 4,59–4,98%; у кур соответственно на 4,57–5,22%. Яйценоскость самок сопоставимых групп как кур, так и перепелок находилась практически на одном уровне, и разница была недостоверной.
Заключение. Установлено, что новый способ селекции птицы мясного направления продуктивности позволяет без снижения яйценоскости увеличить живую массу кур мясных кроссов на 1,5%, перепелов мясных пород — на 4%, выводимость яиц соответственно на 4–5%. Способ предназначен для раннего прогнозирования продуктивности самок при селекционном отборе.

67-73 28
Аннотация

Цель: оценка продуктивных качеств коров-доноров с учетом передающей способности их семейств, а также возможность использования данного критерия для прогнозирования племенных качеств будущих потомков.
Материалы и методы. Оценка передающей способности животных проводилась по Системе оценки племенных качеств молочного скота по передающей способности, разработанной специалистами ВНИИГРЖ совместно с ООО РЦ «ПЛИНОР» (2010 г.). Сформирована генеалогическая база данных по первотелкам ЗАО ПЗ «Петровский» (более 9500 голов). Проведена оценка по передающей способности продуктивных признаков 111 семейств, к которым принадлежали 132 коровы из донорского стада. 
Результаты. Установлено, что 44 донора принадлежали к «лучшим» семействам по удою и от них заморожено 348 эмбрионов, а от 31 донора из «худших» семейств по удою заморожено 199 эмбрионов. Составлены линейные профили семейств по характеристике их передающей способности по пяти показателям молочной продуктивности. Показано, что вероятность того, что потомки коров из «худших» по передающей способности семейств  будут иметь высокие показатели по интересующему нас признаку, составляет примерно 18–20%. В семействах категории «лучшие» эта вероятность 45% и более.
Заключение. Оценка продуктивных признаков по передающей способности является важным дополнительным критерием при выборе наиболее ценных коров для получения эмбрионов. Составление линейных профилей семейств по характеру передающей способности позволяет получить объективную информацию об их племенной ценности в отношении продуктивных признаков.

74-80 29
Аннотация

Цель: проведение комплексных исследований по изучению биологических и химических характеристик шпика свиней полтавской мясной породы для осуществления дальнейшей работы с существующими генотипами и создания новых.
Материалы и методы. Проведено исследование образцов шпика, отобранных у хрячков полтавской мясной породы разных генотипов при проведении «контрольного убоя» в возрасте достижения ими живой массы 100 кг. Чистопородные хрячки полтавской мясной породы были разделены на две группы по принципу пар-аналогов: I группа — контрольная, животные заводских линий, полученных «в чистоте» (16 голов), II группа — опытная, животные заводских линий, полученных с использованием метода вводного скрещивания, содержащие 12,5% крови финского ландраса (14 голов). В работе оценивали толщину шпика, морфологическую структуру, результаты химического анализа шпика. Все полученные результаты были обработаны статистическими методами.
Результаты. Установлено, что хрячки полтавской мясной породы вне зависимости от генотипа имели значения толщины шпика ниже целевого стандарта полтавской мясной породы при достижении животными живой массы 100 кг, при очень низкой вариабельности показателя (1,05–1,69%). Однако между группами достоверной разницы установлено не было. При морфологическом исследовании образцов были отмечены качественные отличия шпика животных разных групп друг от друга. У хрячков I группы подкожная клетчатка (шпик) подвержена более выраженным деструктивным изменениям в связи с усиленным процессом жирового перерождения. Жировые клетки животных с кровью финского ландраса были чуть меньше, но достоверной разницы между площадью жировых клеток у хрячков разных генотипов установлено не было. Вариабельность морфологических показателей в обеих группах была средней (23,91% и 16,23%). Прилитие крови финского ландраса хрячкам полтавской мясной породы приводило к изменению химического состава шпика: увеличению количества влаги на 8,58% (р≤0,01), белка на 3,62% (р≤0,01), снижению количества жира на 9,25% (р≤0,01), к уменьшению числа омыления на 8,36% (р≤0,01), йодного числа на 10,48% (р≤0,01). 
Заключение. Шпику свиней полтавской мясной породы свойственны биологические и химические особенности, обусловленные как видовой принадлежностью, так и генотипом. Установленные особенности шпика хрячков полтавской мясной породы свидетельствуют о достоверном снижении его качества при прилитии крови финского ландраса. Интенсивная селекция на мясность свиней полтавской мясной породы приводит к значительному уменьшению толщины шпика и чрезмерному давлению отбора.